Питер Ладлоу криптоанархия, кибергосударства и пиратские утопии - страница 29

Питер Ладлоу криптоанархия, кибергосударства и пиратские утопии - страница 29



Следующий параграф статьи более детально рассматривает право в LambdaMOO с его раннего этапа — с 1996 года. Эта часть статьи посвящена становлению правовой системы, механизмам разрешения споров и различных видов разногласий, которые появились в МОО. Она рассматривает и главный спор МОО о характере права в LambdaMOO: многие игроки хотят сделать право Lambda более определенным, более систематизированным и в большей степени формализованным, тогда как некоторое количество других участников предпочитают, чтобы оно стало менее формальным и юридическим, или вовсе упразднить его. Третья часть статьи анализирует связь между правом в LambdaMOO и правом реального мира*20. Как следует праву в «реальном мире» относиться к праву в виртуальной среде? В этой части вкратце описывается моделирование нескольких возможных способов взаимоотношений между законом Lambda и законом реального мира, а также приводятся доводы в пользу того, что лучшей моделью является та, которая дает LambdaMOO максимальную юридическую независимость и, следовательно, обеспечивает максимальную вероятность того, что LambdaMOO станет пространством для правового экспериментирования. Наконец, в эпилоге обсуждаются самые последние изменения в структуре LambdaMOO и приводятся некоторые размышления о праве и политике в этом виртуальном сообществе.

^ ПРАВО И ПОЛИТИКА В LAMBDAMOO


В начальный период своего развития LambdaMOO было олигархией, без какой бы то ни было формальной системы для разрешения разногласий или установления правил. Олигархи — основатель МОО Павел Кертис и несколько других игроков, принимавших участие в LambdaMOO с самого начала ее развития,— были известны как маги. Они были ответственны как за работоспособность техники, так и за общественный контроль в МОО. Они решали, когда увеличить квоту игрока (объем дискового пространства, зарезервированного для объектов, и сроки создания квоты). Они пытались разрешать споры между игроками. Иногда магократия37 определяла наказание, самой крайней формой которого была утилизация (уничтожение) игрока за неисправимое антиобщественное поведение.


37 В оригинале, соответственно: wizard (маг, волшебник, кудесник) и wizardocracy.

Создание правовой системы


В начале 1993 года архимаг Павел Кертис издал меморандум, чтобы проинформировать население МОО о том, что ее общественная структура стоит на пороге крупных преобразований. По мере расширения LambdaMOO, маги


...участвовали во все более и более безнадежной битве за контроль, примирение и умиротворение все увеличивающегося и увеличивающегося, все более и более сложного сообщества. К настоящему времени мы пытались взять на себя ответственность за поведение и поступки более чем 800 человек, которые каждую неделю посещают МОО, подключаясь из более 30 стран мира. Мы, как и многие из игроков, были разочарованы результатами; центр не мог управлять LambdaMOO.


Вероятно, Вы можете представить себе, к чему это приведет.


Сейчас я начал понимать, что общество LambdaMOO достигло того уровня сложности и многообразия, которого я так ждал и на который надеялся еще с того момента, когда четыре хакера и я впервые решили создать это место; и вот это общество покинуло свое «гнездо». Я думаю, что здесь больше нет места для магов-несушек, охраняющих гнездо и пытающихся дисциплинировать птенцов для их же собственного блага. Сейчас для магов наступило время отказаться от материнской роли и начать относиться к этому сообществу как к группе взрослых существ с самостоятельными мотивациями и целями. Итак, последним общественным решением, которое мы введем для Вас в действие, будет решение о том, что маги прекращают свою деятельность по обеспечению порядка, надлежащего поведения и арбитражного разбирательства; мы полностью передаем бремя и право этой роли обществу, независимо от того, желаете ли этого Вы, ныне самостоятельные взрослые, или нет...


Согласно модели, разработанной лично мною, магам следует перейти к роли системных программистов: наша роль заключается в поддержании хорошей работоспособности МОО и улучшении ее только в техническом плане. Это предполагает, что мы ответственны за удержание людей от получения «несанкционированного» доступа; в частности, мы по-прежнему должны пытаться удерживать других от получения доступа к коду магов, так как иначе под угрозой окажется функциональная целостность всего МОО...


За пределами «гнезда» находится прекрасный новый мир, и я с большим нетерпением ожидаю начала его исследования вместе с вами. Тем из вас, кто думает, что у я могу в любой момент прекратить работу МОО и что мой палец все время лежит на кнопке перезагрузки, я отвечу так: вам незачем опасаться этого в обозримом будущем; только полный дурак захочет положить конец такому захватывающему социальному эксперименту в такое решающее для его развития время*21.


В том, что, как надеялся Кертис, будет «последним социотех-ническим решением, накладываемым на LambdaMOO заклятием магов», олигархи учреждали систему ходатайств, процесс, при помощи которого игроки в LambdaMOO могут принимать для самих себя законы.


Любой резидент LambdaMOO, удовлетворяющий определенным минимальным критериям*22, может подать ходатайство для создания социотехнического изменения в LambdaMOO. Перечень изменений, по поводу которых могут быть внесены ходатайства, очень широк: в принципе это может быть любое изменение, которому требуется техническая поддержка для воплощения в жизнь. Например, ходатайство может предлагать создание настоящей тюрьмы, из которой невозможно убежать, предложить изменения, касающиеся процесса создания персонажа, или изменение самого механизма подачи ходатайств*23. Когда игрок формулирует ходатайство, одновременно с этим создается список рассылки, используемый всеми пользователями LambdaMOO для обсуждения плюсов и минусов выдвинутого предложения*24. Игроки, поддерживающие цели ходатайства, или те, кто полагает, что в ходатайстве затронута проблема, достойная обсуждения всеми участниками LambdaMOO, могут поставить свою подпись под ходатайством. Когда ходатайство получит, по меньшей мере, десять подписей, создатель может подать ее на контрольное рассмотрение магам. Предполагается, что решение магов о принятии ходатайства основывается на пяти критериях: содержание ходатайства должно (1) соответствовать характерным темам, (2) быть достаточно ясным, чтобы маг мог понять, как его осуществить, (3) быть технически осуществимым, (4) не подвергать опасности функциональную целостность МОО и (5) не конфликтовать с законами и положениями реального мира. Маги предполагают базировать свои решения исключительно на пяти этих критериях, они выступают против отклонения ходатайства исключительно на основании своих личных мнений о здравости выдвинутых предложений. После рассмотрения, для того чтобы быть вынесенным на открытое голосование, ходатайству необходимо собрать определенное количество подписей (5% от общего количества всех голосов). В случае если подписи не будут собраны в течение отведенного для этого времени, ходатайство утрачивает свою силу. Голосования открыты для волеизъявления в течение двух недель. Для того чтобы предложения, изложенные в ходатайствах, были проведены в жизнь, ходатайства должны пройти голосование с преимуществом два к одному.


Введение процесса подачи ходатайства превратило LambdaMOO из аристократии в частично демократичную технократию. Однако назначение магов продолжалось, они не выбирались; только архимаг мог назначить игрока магом. Хотя предполагалось, что все участники МОО в равной степени должны подчиняться законам Lambda, на практике отсутствовали механизмы для ограничения власти магов или хотя бы механизмов, обязывающих их отчитываться за свои действия перед всем населением*25. Официально маги теперь становились всего лишь исполнителями желаний населения МОО. Но исполнение — это не просто обладание исполнительной силой. Право приводить в исполнение, то есть преобразовывать текст ходатайства в компьютерный код, — это одновременно еще и право по-своему толковать и переделывать все, что необходимо реализовать*26. Кроме того, у магов все еще были технические возможности и доступ к информации, закрытой для других пользователей LambdaMOO*27. Даже если маги и обещали использовать свои возможности только для общественного блага и только по особому указанию механизмов, подобных процессу подачи ходатайств, все же их особые возможности давали им власть над всем МОО. Действительно, на магов часто ссылались как на богов, и в этом была лишь доля шутки.


Функции, которые выполняют маги по отношению к процессу подачи ходатайств, могут сравниться с функциями некоего гибрида административного органа и суда первой инстанции. Подобно административному органу, маги ответственны за фактическое исполнение проекта, предложенного в ходатайстве. (Впрочем, в отличие от административного органа, который осуществляет нормотворческий процесс только после того, как был признан годным образец законопроекта, маги выражают свои комментарии по поводу реализации проекта еще до того, как проведено голосование по ходатайству, другими словами, участники голосования заранее могут видеть, по крайней мере, в общих чертах, что может произойти, если будет принято то или иное ходатайство.) Пока маги решают, одобрить ли им ходатайство, они выступают в роли судей, занимающихся судебным надзором, отличие состоит лишь в том, что рассмотрение ходатайств магами по преимуществу проводится перед голосованием, а не после принятия законопроекта. (Если бы у судей было право выносить консультативное заключение о конституционности законопроекта еще во время его рассмотрения, то это было бы очень похоже на процесс контрольного рассмотрения ходатайств.) Зачастую процесс рассмотрения ходатайства многократно повторяется: маг может отклонить ходатайство по результатам его рассмотрения, объяснив свое решение в письме, направленном в общедоступный список рассылки по данному ходатайству; автор может впоследствии изменить свое ходатайство в соответствии с замечаниями магов и заново представить его на рассмотрение. Этот процесс подач и отказов будет продолжаться до тех пор, пока маг не одобрит ходатайство или автор не сдастся и решит больше не подавать ходатайств.


Процесс подачи ходатайств в LambdaMOO иллюстрирует как ее технологическую политику, так и ее технологию политики. Любое значимое и принудительное преобразование виртуального мира требует изменений в компьютерном коде*28. Кроме того, политика в LambdaMOO не может рассматриваться ни как простая надстройка над технологией, ни как нечто совершенно отдельное от технологии. Правильнее сказать, что политика в LambdaMOO осуществляется посредством технологии. Политические понятия могут быть внедрены в саму техническую структуру виртуальной среды*29. То есть представления о политике могут быть «прошиты» в обществе с помощью технологии. Например, для предотвращения подписания ходатайств хотя бы без беглого их рассмотрения, используется следующее: игрок не может поставить свою подпись, предварительно не пролистав ходатайство от начала до конца*30. Сейчас участникам голосования разрешается столько раз изменять свои решения в течение всего периода голосования, сколько они этого захотят, однако результаты голосования не доступны избирателям до конца голосования. Голосование в LambdaMOO не обязательно*31.


Все эти аспекты системы голосования отражают определенную концепцию сложившихся отношений между индивидуумом и политической сферой. Это концепция образованных личностей, добровольно принимающих участие в проекте, в котором не одобряется стратегическое голосование. Тем не менее мы с легкостью можем представить технологии LambdaMOO, используемые для реализации альтернативных систем голосования. Например, будет не трудно реализовать систему, в которой игроки были бы обязаны голосовать, или систему, в которой поощрялись бы стратегические объединения участников, так как имена голосующих за каждую из сторон и подсчеты голосов были бы открыты и могли изменяться в течение всего периода голосования*32. Перечень того, что можно сделать, очень велик, так как каждое ходатайство — это всего лишьтекстовый «объект», а каждый политический процесс создан, по сути дела, алгоритмом программы. Дело в том, что в LambdaMOO гораздо сильнее, чем в реальной жизни, ясен тот предел, до которого право выбора модели политического процесса является именно правом выбора. Как выразилась одна из личностей LambdaMOO:


LambdaMOO это не «закрытая» или «гомеостатическая» система — нам ничего не навязывают... Все законы, которые существуют в LambdaMOO, были созданы в пустоте, где никто не мог предсказать, как они в действительности будут работать с живыми, дышащими людьми, «живущими по закону». Люди ошибаются. Глупцы те, кто не осознает, что ошибки можно исправлять. В виртуальной реальности их можно исправить!*33


В LambdaMOO ясно видно, что политические процессы — это искусственные объекты, созданные человеком, и поэтому очевидно, что они тоже подвергаются исправлениям. Мы снова видим явное подобие между политикой в LambdaMOO и теоретическим представлением Роберто Юнгера. В LambdaMOO можно исправить все.

Право Lambda в действии


К 1 февраля 1996 года избиратели LambdaMOO провели сорок четыре голосования. Обсуждались важные социальные проблемы Lambda, такие как процедуры увеличения и передачи квоты*34, механизмы ограничения бурного роста населения LambdaMOO*35, создание команд, позволяющих опытным игрокам временно «изгонять» из системы гостей, если те недостойно или раздражающе себя ведут*36, создание способа, позволяющего одним игрокам запрещать другим участникам МОО, которые им неприятны, использовать их объекты или посещать их комнаты*37; включение параграфа в текст «правил поведения», гласящего, что сексуальные приставания «не допускаются сообществом Lambda» и могут привести «к вечному изгнанию из МОО»*38. Другие голосования проводились по поводу референдума, провозглашавшего легитимность ходатайств и системы голосований*39, ходатайства, утверждавшего, что сообщения, пропагандирующие ненависть к гомосексуалистам, должны уничтожаться*40, и декларации о том, что ни одно ходатайство не может «подкупать» игроков, предоставляя какие-то особые льготы тем, кто поддержал мероприятие, подписав ходатайство*41.

Разрешение споров в LambdaMOO


Процесс подачи ходатайств также использовался для создания системы разрешения споров. Арбитражная система LambdaMOO состоит из добровольцев; любые участники, являющиеся членами общества, по меньшей мере, четыре месяца, могут предложить свои


услуги в качестве арбитров. Каждый член LambdaMOO, включая магов*42, подвластен арбитражной системе. Любой игрок может инициировать спор с другим игроком. Человеку, требующему выяснения отношений при помощи дебатов, должен быть причинен реальный ущерб, что может по-разному пониматься разными людьми; вынесение решения по этому поводу отдается на усмотрение арбитров. Оба участника спора должны выбрать арбитра из тех, кто добровольно вызвался для разрешения этого дела; если спорящие не могут прийти к единому мнению по этому поводу, арбитр будет назначен случайным образом. Другие заинтересованные игроки могут присоединиться к ведущемуся спору, но участник не может начать дебаты сразу против нескольких игроков или начать два спора одновременно. Для каждой дискуссии создается свой список рассылки; любой, кто пожелает прокомментировать события, сам процесс или любой иной аспект дебатов, может сделать это при помощи списка рассылки*43. Арбитры выслушивают обе стороны, собирают информацию и сообщают свои решения при помощи списка рассылки. Они «поощряют участие в дебатах других игроков, но им не нужны их советы»*44. Хотя сами участники и не могут обжаловать решение, оно может быть пересмотрено другими арбитрами. Если за отмену вынесенного решения проголосует больше арбитров, чем за сохранение его в силе, то вынесенное решение отменяется*45 и, в зависимости от обстоятельств, либо тот же самый арбитр, который уже разбирал это дело, повторно проводит рассмотрение, либо вместо него назначается новый. Судебные разбирательства в отсутствие одной или обеих сторон не одобряются, однако допустимы*46.


У арбитров есть большие возможности средств судебной защиты. Они могут «потребовать практически любого воздействия на виновного в пределах МОО»*47. Они могут изменять квоту игрока, утилизовать любой из его объектов или уменьшать полномочия игроков. Они могут на некоторое время изгнать из МОО любого из участников спора или приказать персонажу участвовать в общественной работе*48. Они даже могут наложить самое исключительное из всех наказаний — «превращение в жабу», выражение, используемое в LambdaMOO для обозначения виртуальной смертной казни*49. Существуют только два значительных ограничения для арбитров: (1) они могут выносить приговор только по отношению к двум спорящим игрокам; они не могут предлагать наказание, которое нарушит права других игроков, а также требовать введения нового закона по результатам арбитражного разбирательства; (2) действия, которые они предлагают, не должны выходить за пределы LambdaMOO. Наказание не может предусматривать каких-либо действий в реальной жизни. Однако на практике первое ограничение на полномочия арбитров является серьезной проблемой по двум причинам. Во-первых, такое ограничение означает, что, за исключением предоставления потенциально убедительных примеров существования норм сообщества, споры больше не представляют никакой ценности в качестве прецедентов. Иной системы для рассмотрения сходных споров, кроме применения обществом механизма «отмены» принятого решения, не существует. Кроме того, что еще более важно, когда спор затрагивает структурную проблему МОО, арбитр ограничен в принятии решения из-за специфики затронутой проблемы. Таким образом, арбитражное разбирательство не может использоваться для разрешения фундаментальной структурной проблемы, лежащей в основе спора и, возможно, требующей отдельных дебатов. Арбитры не могут препятствовать всему населению МОО в предпринятии каких-то действий, кроме того, арбитр не может использовать свое влияние для изменения социальной политики или проведения институциональной реформы.


Так за что же борются люди в LambdaMOO? Двумя наиболее важными сферами разногласий и дебатов являются природа прав собственности в LambdaMOO и противоречия между свободой слова и оскорблением.

Права собственности


До какой степени зарегистрированные игроки Lambda владеют объектами, которые они создали в МОО? Насколько создателю комнаты или объекта следует контролировать, кто будет использовать их и как? Могут ли особо полезные объекты быть названы общественным достоянием? С проблемами прав собственности были связаны несколько споров и голосований. Например, в споре «Margeaux против Yib», Yib отказалась предоставить вертолетной площадке, созданной Margeaux, место в своем списке внешних комнат. Yib заявила, что этот лист является ее собственной разработкой и поэтому ей следует разрешить использовать собственные критерии для принятия решения о включении в список. Она планировала сделать свои критерии справедливыми и хотела включать в список любую внешнюю комнату при условии, что она была «тематической», то есть при условии, что она близка к теме воздушных транспортных средств, имеет приличный внешний вид и хорошо воспринимается игроками. С точки зрения Yib, вертолетная площадка Margeaux сделана из швейцарского сыра и расположена на втором этаже ее дома, что совершенно не похоже на внешние комнаты и, следовательно, не дает права на включение в список.


Margeaux утверждала, что список Yib не был объектом, находящимся в частной собственности, а являлся общедоступной услугой. (В сущности, лист Yib обеспечивал основу для системы внутренней авиации МОО; если чье-то место не было отмечено в листе, то игрокам было бы очень сложно пролететь над этим местом или приземлиться там на любом виде воздушного транспорта.) По словам Margeuax, «это уже не проект Yib. Сейчас это общедоступная транспортная система»*50. По словам одного из игроков, проблема заключалась в следующем: «Что такое общедоступный объект? И если объект становится "общедоступным" (хотя до сих пор не определено, что это означает или когда это происходит), то кто контролирует этот объект? Автор-создатель? И должен ли такой автор сразу же после признания своего объекта общедоступным, неожиданно начать следовать неким указаниям (которые также не определены)?»*51.


Сам спор не дал ответа ни на один из сформулированных выше противоречивых вопросов (на самом деле, по правилам арбитража Lambda, спор и не мог затрагивать такие глобальные проблемы). Тем не менее Margeaux и Yib нашли компромисс; Yib согласилась опубликовать свои стандарты для включения внешних комнат в список посадочных площадок и модифицировать код таким образом, чтобы люди могли приземляться на свои собственные вертолетные площадки, независимо от того, указаны они в каталоге Yib или нет.


Другой спор, связанный с правом владения, касался игрока, создававшего объект за объектом, а затем немедленно уничтожавшего их, чтобы получить объекты с конкретными номерами*52. (Он хотел получить «волшебный», по его мнению, номер — 93939.) Каждому объекту в LambdaMOO, от игрока до листа рассылки, присваивался свой номер, в основном эти номера раздавались последовательно. Игрок, осуществив свою попытку получить конкретный номер, который ему захотелось, уничтожил сотни номеров объектов. Аргумент против его поведения был существенным: эти номера являлись коллективным ресурсом, общим для всего сообщества, а игрок нарушал условия, необходимые для их совместного владения и использования всем сообществом. Игрок был наказан: часть его возможностей была временно ограничена*53.


Наряду со спорами, проблемы, связанные с правами собственности, породили множество ходатайств. Один персонаж написал ходатайство, которое могло дать ему право владеть многочисленными объектами, принадлежавшими другим людям. Он объяснил свои мотивы: «Я не анархист. Я сторонник доктрины о свободе воли. Я верю в права собственности. В сущности, я борюсь именно за них. Однако, хотя я и представляю LambdaMOO реальным сообществом, где люди по-настоящему взаимодействуют друг с другом, это всего лишь "виртуальный" мир. Так почему бы немного не позабавиться с анархией? Это весело. Интересно использовать демократическую систему для осуществления анархических намерений»*54.

5438186798246722.html
5438314077478771.html
5438361505106897.html
5438417957111954.html
5438521001622947.html