Мохамад Махатхир. Путь вперед - страница 4

Мохамад Махатхир. Путь вперед - страница 4


компаниями. Основными сферами приложения их сил стали развитие

телекоммуникаций, сфера финансов и обрабатывающая промышленность.

Разумеется, некоторые из них все еще зависели в своей деятельности от

льгот, которые правительство предоставляло малайцам в рамках НЭПа. Эти

льготы позволяли им заполучить контракты и приобрести лицензии и разрешения,

что ставило их в привилегированное положение в определенных сферах бизнеса.

Следует отметить, что интересы немалайцев при этом не ущемлялись, ибо

некоторые контракты были слишком большими для малайских компаний, а то и для

государственных предприятий. Несмотря на проведение НЭПа, значительное число

правительственных контрактов и почти все контракты в частном секторе

заключались с фирмами, принадлежавшими немалайцам. Поэтому обвинения в том,

что проведение НЭПа лишило немалайцев возможностей для ведения бизнеса,

лишены оснований.

Постепенно деловые качества малайцев и успешная работа их компаний

получили признание. В рамках осуществления программы ускоренного развития

инфраструктуры в сфере телекоммуникаций, запланированной Департаментом

телекоммуникаций (Department of Telecommunications), вновь образованным

компаниям, большинством которых владели инженеры, работавшие до того в

Департаменте, выделялись подряды на прокладку кабельных сетей. Они оставили

государственную службу, чтобы попытать счастья в сфере бизнеса, управляя

собственными компаниями. Контракты были большими, но стартовый капитал,

необходимый для их выполнения, был достаточно мал, чтобы эти

предприниматели-малайцы могли собрать его. В большинстве случаев деньги

одалживались в банках, которые рассматривали эти подряды в качестве хорошей

гарантии возврата кредитов. В действительности, банки не слишком рисковали,

ибо были уверены в том, что в том случае, если подрядчики-малайцы не

справятся с выполнением контрактов, их выполнение будет поручено немалайским

компаниям, которые смогут завершить проект. В результате выполнения этих

контрактов возникли некоторые крупные и хорошо управляемые малайские

компании-подрядчики. Позднее эти фирмы стали заниматься производством

товаров, строительством в других отраслях экономики, торговлей, развитием

гостиниц и курортов.

В числе организаций, из которых выдвинулось наибольшее число способных

управляющих и предпринимателей-малайцев, были Управление городского развития

(УГР - Urban Development Authority) и его филиал Перемба (Peremba), которые,

в основном, занимались строительством объектов недвижимости. Впоследствии,

эти люди стали управляющими крупных малайских компаний, а затем стали

учреждать собственные компании и управлять ими, занимаясь бизнесом в

различных сферах экономики. Появление талантливых бизнесменов, руководителей

и предпринимателей-малайцев являлось исключительно важным для перехода к

следующему этапу НЭПа. Следует признать, что первоначально эта стадия НЭПа

не планировалась, и правительство просто решило использовать появившиеся

возможности.

В середине 80-ых годов экономика Малайзии развивалась не слишком

успешно. Страна переживала экономический спад, и правительство не

располагало достаточными средствами для поддержания высоких темпов

экономического роста. Тем не менее, успешное проведение НЭПа зависело от

быстрого роста экономики и перераспределения вновь созданного национального

богатства в пользу малайцев. Экономический спад затруднил процесс

перераспределения богатства, и мог привести к значительному росту

недовольства среди немалайцев. Правительство приняло некоторые меры по

стимулированию экономики, первоначально направленные на создание рабочих

мест. К 1984-1985 году стипендиаты-малайцы, получившие подготовку по

различным специальностям, стали возвращаться в Малайзию, и тут оказалось,

что работы для них не было. Они стали безработными, недовольство среди них

росло с каждым днем. С целью решения этой проблемы правительство было

вынуждено предоставить им своего рода синекуры, с месячным окладов всего

лишь около 400 ринггитов. Правительство побуждало частные компании принимать

этих выпускников на работу, но их зарплата была очень низкой. Уровень

безработицы среди квалифицированных и неквалифицированных рабочих также был

высок. Экономика переживала стагнацию, настроение в деловой сфере было

подавленным, доходы правительства не только не росли, но даже снижались.

Осуществление НЭПа застопорилось.


Правительство меняет стратегию.


Чтобы стимулировать инвестиции в те отрасли экономики, где можно было

создать рабочие места, правительству пришлось приостановить выполнение

некоторых мероприятий в рамках НЭПа. Ради того, чтобы создать рабочие места

для малайцев, пришлось пожертвовать их правом собственности во вновь

создаваемых предприятиях. Другими словами, пришлось пожертвовать интересами

предпринимателей и инвесторов-малайцев ради интересов рабочих-малайцев и

немалайцев. Это еще один пример того, что НЭП принес выгоды и простым

малайцам, а не только немногим богатым малайцам.

Снятие ограничений, касавшихся доли собственности малайцев в уставном

фонде вновь создаваемых предприятий, стимулировало рост иностранных

инвестиций. При условии, что предприятия были полностью ориентированы на

производство экспортной продукции или создавали значительное число рабочих

мест, иностранным инвесторам разрешалось единолично владеть компаниями.

Участие малайцев и других жителей Малайзии в акционерном капитале

предприятий стало необязательным, и было оставлено на усмотрение инвесторов.

Приток инвестиций немедленно вырос, были созданы новые рабочие места,

что помогло уменьшить безработицу. Эта мера была настолько успешной, что

сегодня Малайзия испытывает дефицит рабочей силы. Около миллиона иностранных

рабочих приехало в страну с целью трудоустройства. Практически ни одна

развивающаяся или развитая страна не смогла добиться в последние годы таких

успехов, и это несмотря на проведение НЭПа. В настоящее время экономика

испытывает дефицит не только рабочих, но и инженеров, а также других

специалистов. Заработная плата выросла, и квалифицированные специалисты и

рабочие при поступлении на работу теперь имеют возможность поторговаться.

Экономика снова стала расти очень высокими темпами. К 1987 году, всего через

год после того, как в стране были сняты некоторые ограничения, связанные с

проведением НЭПа, перелом в экономике стал очевиден. Занятость достигла

рекордного уровня, и проблемы, с которыми теперь столкнулось правительство,

были связаны не с просчетами в экономической политике, - это были куда более

приятные "болезни роста".

Одной из главных проблем, с которой сталкивалось и все еще сталкивается

правительство, является проблема создания адекватной инфраструктуры для

развития бурно растущей экономики. Дороги, аэропорты, порты, электростанции,

системы телекоммуникаций и водоснабжения должны поспевать за нуждами

развития экономики и государства в целом. Было очевидно, что повышение

уровня жизни населения Малайзии вело к росту его запросов. Старые дороги,

системы телефонной связи и энергоснабжения больше не соответствовали тем

стандартами, к которым стремились более обеспеченные потребители и

пользователи в Малайзии. Люди хотели, чтобы уровень развития инфраструктуры

был таким же, или почти таким же, что и в развитых странах Запада.

Правительство поняло, что оно не могло справиться с растущими требованиями

потребителей. Доходы правительства росли недостаточно быстро, а

правительственные займы достигли того предела, который правительство

установило для самого себя в законодательном порядке, хотя он неоднократно

пересматривался в сторону увеличения. У правительства не было иного выбора,

кроме как выделять частным компаниям все больше контрактов по созданию и

развитию объектов инфраструктуры. Но и в этом случае правительство было

неспособно контролировать реализацию всех этих проектов, ибо испытывало

острый дефицит кадров.

Правительство еще ранее объявило о своем намерении приватизировать

некоторые государственные компании, но с самого начала приватизация

столкнулась с многочисленными трудностями. Правительство не могло отказаться

от проведения НЭПа, поэтому приватизация должна была каким-то образом

соответствовать целям и задачам НЭПа, иначе это могло вызвать негативную

политическую реакцию среди малайцев по отношению к новой стратегии.

Приватизация во многих странах оказалась не слишком успешной, она

сталкивалась с сильной оппозицией, особенно со стороны работников

приватизируемых предприятий. Приватизация неизменно сопровождалась

сокращениями персонала с целью повышения эффективности производства. Поэтому

работники видели в приватизации угрозу своим рабочим местам и не желали

приносить себя в жертву повышению эффективности и рентабельности новых

частных компаний. Поэтому в распоряжении правительства Малайзии не было

хорошей модели приватизации, которую можно было бы копировать. И уж тем

более не существовало такой модели приватизации, которая бы позволяла

одновременно осуществить социальную и этническую реструктуризацию общества.

После того как правительство заявило о своем намерении провести

приватизацию, в стране развернулась широкая дискуссия, стали проводиться

многочисленные исследования, чтобы попытаться уменьшить сопротивление новой

политике и обеспечить ее успех. Оппозицию со стороны работников

государственного сектора следовало ослабить путем предоставления гарантий

сохранения занятости, а также обещаниями того, что их заработная плата не

уменьшится, а льготы - не сократятся. Работникам было разрешено сохранять

систему оплаты труда, принятую в государственном секторе. Им была

предоставлена возможность ее добровольного пересмотра в будущем, хотя

зарплата, которую частные компании предлагали работникам в ходе

приватизации, была всегда выше, той, что платило правительство. В дополнение

к этому, чтобы сделать приватизацию еще более привлекательной, тем

работникам, которые соглашались перейти на новую систему оплаты труда,

разрешалось приобретать определенную часть акций приватизируемых предприятий

по цене первоначального предложения. Если же компания платила бонус, то

право на него имели только те работники, которые перешли на новую систему

оплаты труда; правительство же никогда не платило премий и не собиралось

делать этого впредь.

До тех пор, пока не был успешно осуществлен первый крупный

приватизационный проект - приватизация Департамента телекоммуникаций,

который стал компанией "Телеком Мэлэйжиа" (Telecom Malaysia), часть

работников проявляла скептицизм и нежелание участвовать в приватизации.

Доходы работников компании "Телеком Мэлэйжиа", которые предпочли перейти на

новую систему оплаты труда, были намного выше, чем зарплата и льготы,

которые они получали в прежней правительственной организации.

Совместить проведение приватизации с выполнением требований НЭПа об

обязательном выделении малайцам доли в собственности компаний оказалось

легче, чем ожидалось. К началу приватизации уже возникло значительное число

компаний, принадлежавших малайцам, появилось немало предпринимателей и

руководителей-малайцев. Это позволило правительству продавать объекты

государственной собственности процветавшим компаниям, контролировавшимся или

принадлежавшим малайцам. Откуда ни возьмись, появилось множество

высококвалифицированных, серьезных предпринимателей-малайцев, которые

приняли этот вызов и стали приобретать приватизированные компании и

управлять ими. Первые успехи, достигнутые компанией "Телеком Мэлэйжиа", а

также в ходе осуществления проекта "Плюс" (строительство и эксплуатация

автомагистрали "Север - Юг") убедили правительство в том, что приватизация

не только помогала решить проблему нехватки бюджетных средств для развития

инфраструктуры, но и вносила вклад в достижение целей НЭПа. Компаниям,

принадлежавшим малайцам, удалось приобрести все, или почти все, акции

приватизируемых компаний. Это позволило внести куда больший вклад в

реализацию НЭПа, чем практиковавшееся до того выделение малайцам 30% акций

компаний, при том что роль малайцев в управлении компаниями оставалась бы

незначительной. Многие из этих компаний, принадлежавших малайцам или

управлявшихся ими, позднее начали котировать свои акции на ФБКЛ, что

позволило немалайцам приобретать их акции. Тем не менее, это не ставило под

угрозу выполнение задач НЭПа, ибо малайцы уже могли сами приобретать

значительные пакеты акций компаний, принадлежавших немалайцам, что позволяло

сбалансировать ситуацию.

Реструктуризация компаний, начинавших котировать свои акции на фондовой

бирже, а также расширение компаний, принадлежавших немалайцам, должны были

проводиться в соответствии с целями НЭПа. Несмотря на проведение

приватизации, экономика страны росла такими быстрыми темпами, что добиться

увеличения доли малайцев в национальном богатстве до 30% можно было, лишь

значительно увеличив объем инвестиций со стороны инвесторов-малайцев. При

этом от немалайцев каких-либо серьезных жертв не требовалось, потому что в

результате того, что в их собственность перешли многие крупные иностранные

компании, их доля в национальном богатстве превысила предусмотренный НЭПом

40%-ый рубеж.

Здесь необходимо напомнить, что частью двуединой задачей НЭПа была

ликвидация расовой монополии на отдельные виды экономической деятельности.

Чтобы добиться этого на деле, необходимо было обеспечить представительство

всех рас во всех сферах экономики. Другими словами, малайцы должны были

заниматься не бизнесом вообще, а должны были быть представлены, более или

менее пропорционально, на всех уровнях и во всех отраслях экономики.

Малайцы, как и немалайцы, должны были заниматься и розничной торговлей, и

оптовой торговлей, и крупным бизнесом. Только тогда распределение богатства

между малайцами и немалайцами рассматривалось бы всеми как справедливое,

только тогда была бы на деле ликвидирована расовая монополия на отдельные

виды экономической деятельности.


Стратегия приватизации.


Приватизация дала нам шанс создать компании, которые принадлежали

малайцам, того же размера и уровня, что и принадлежавшие немалайцам

промышленные и коммерческие гиганты, быстро превращавшиеся в огромные

конгломераты. В начале НЭПа большинство компаний, принадлежавших немалайцам,

были сравнительно простыми и небольшими семейными предприятиями. Семейные

предприятия почти всегда распадаются, когда отходит от дел их основатель.

Сыновья и дочери основателя компании, которые наследуют эти предприятия,

зачастую не могут сработаться, и каждый стремится по-своему распорядиться

своей частью наследства. Пока немалайцы занимались бизнесом в рамках

семейных компаний, эти фирмы не могли ни стать по-настоящему большими

предприятиями, ни продолжать свою деятельность на протяжении многих

поколений. В результате, не существовало корпораций, принадлежавших

немалайцам, которые по опыту или размерам могли бы сравниться с таким

принадлежавшими иностранцам компаниями как "Сайм дерби" (Sime Darby),

"Гетри" (Guthrie), "Барлоу" (Barlow) и "Баустед" (Boustead).

В 80-ых годах ситуация изменилась: китайские семейные фирмы стали

уступать место контролируемым китайцами акционерным обществам с ограниченной

ответственностью. Основатели компаний сохранили свою роль, но теперь у них

появились огромные возможности для развития крупных предприятий и создания

новых акционерных обществ. Стали возникать принадлежавшие немалайцам

конгломераты, занимавшиеся бизнесом в различных отраслях экономики. Эти

конгломераты становились все крупнее, казалось, что они вполне смогут стать

серьезными игроками глобального масштаба. Это вновь поставило под вопрос

выполнение задач НЭПа. Чтобы ликвидировать расовую монополию на отдельные

виды экономической деятельности, необходимо было создать крупные акционерные

общества с ограниченной ответственностью, принадлежавшие малайцам. Эти

компании должны были быть способны пережить своего основателя, и работать в

сфере услуг, торговли и обрабатывающей промышленности.

Когда правительство решило приватизировать некоторые объекты

государственной собственности, оно использовало этот шанс, чтобы помочь

многим преуспевавшим предпринимателям-малайцам совершить прорыв в сферу

большого бизнеса. Одним из наилучших примеров тому была приватизация

автомагистрали "Север - Юг". За дороги в Малайзии традиционно отвечало

правительство. В этом была своя логика: поскольку правительство собирало

налоги, включая разного рода поступления от эксплуатации транспортных

средств, было справедливо, что оно же строило и ремонтировало дороги. Тем не

менее, возможности правительства в плане строительства современных автодорог

были ограничены размерами налоговых поступлений. Даже в тех случаях, когда

вводилась плата за проезд по автомагистралям, доходы, как правило, были

недостаточны даже для ремонта существующих дорог, не говоря уже о

строительстве новых. В любом случае, судя по размерам убытков

государственных компаний, правительство никогда не отличалось особыми

успехами в управлении коммерческими предприятиями.

Если бы автомагистраль "Север - Юг" была продана представителям

частного сектора по цене, которая отражала бы реальную стоимость земли,

строительства и другие сопутствующие расходы, то после окончания

строительных работ частные владельцы несли бы убытки, даже если бы они

установили высокую плату за проезд. Чтобы сделать это предприятие

прибыльным, правительству пришлось передать активы частному сектору по цене,

которая была намного ниже их рыночной стоимости и, при необходимости,

субсидировать завершение строительства незавершенных участков. На первый

взгляд, это была плохая сделка и для правительства, и для народа.

Действительно, стоило ли правительству продавать автомагистраль "Север - Юг"

по заниженной цене и субсидировать завершение проекта в будущем только для

того, чтобы привлечь к осуществлению проекта частный сектор? Фактически же,

правительство не только не получало от эксплуатации автомагистрали

какой-либо прибыли, но и несло убытки. Кроме того, правительству пришлось бы

понести большие затраты, чтобы завершить проект и достроить магистраль, - в

результате его убытки были бы еще больше. А ведь правительству приходилось

строить и ремонтировать еще и множество второстепенных дорог, которые также

были необходимы людям, но взимать плату за проезд по ним было нельзя.

А вот если бы автомагистраль "Север - Юг" была передана частному

сектору по номинальной цене, то правительственные средства для завершения

строительства больше не понадобились бы, а выделенные частной компании

целевые кредиты были бы возвращены в срок. Если бы после завершения

строительства и начала эксплуатации платной дороги эта компания стала бы

получать прибыль, то правительство опять-таки выиграло бы, взимая налог на

прибыль. А больше всего, в результате, выиграли бы люди, ибо государственная

собственность была бы куплена по номинальной цене, что позволило бы частному

владельцу дороги установить невысокую плату за проезд. Другими словами,

правительство субсидировало бы не только частную компанию, но и

потребителей. Это было бы разумно, потому что правительство продолжало бы

собирать налоги на транспортные средства и горючее. Способствуя поддержанию

низкой платы за проезд по дороге, правительство выполняло бы свой долг перед

налогоплательщиками, которые по ней ездили, при том что второстепенные

дороги, примыкающие к платным дорогам, оставались бы бесплатными.

Важно подчеркнуть, что приватизация автомагистрали "Север - Юг" стала

возможна именно благодаря такому подходу со стороны правительства.

Разумеется, частный сектор также внес свой вклад в осуществление проекта,

обеспечив завершение строительства крупной автомагистрали мирового класса и

хорошее управление ею. Передача автомагистрали "Север - Юг"

предпринимателям-малайцам оказалась весьма успешной, позволив им совершить

прорыв в мир большого бизнеса. Начав с этого проекта, эта компания стала

развивать бизнес в других отраслях, где она добилась таких же успехов. Вслед

за успешной приватизацией автомагистрали "Север - Юг", приватизация стала

той столбовой дорогой, по которой попадали в мир большого бизнеса

бизнесмены- малайцы.

Успехи компаний, принадлежавших малайцам, были столь весомыми, что

правительство посчитало необходимым передать им акции предприятий,

находившихся в собственности малайских инвестиционных фондов. Реальное

участие малайцев в управлении этими компаниями было минимальным. Правда,

инвестиционные фонды позволили большему числу малайцев стать собственниками

акций больших корпораций, пусть и опосредовано. Но акционеры, как правило,

вели себя пассивно, что не стимулировало рост этих компаний, да и польза для

малайцев от такого участия в управлении была минимальной.

Правительство считало, что если предпринимателям-малайцам, доказавшим

на деле способность развивать собственные компании и управлять ими, будет

предоставлена значительная доля акций компаний, принадлежавших

инвестиционным фондам, то они смогут улучшить показатели работы этих

компаний. Инвестиционные фонды сохранили бы значительную часть акций этих

компаний, а поступления от продажи акций инвестировались бы в другие

компании. Если бы показатели работы компаний, проданных

предпринимателям-малайцам, улучшились, то вырос бы и доход на акции,

оставшиеся в собственности инвестиционных фондов, обеспечивая, таким

образом, более высокую отдачу на вложенный капитал для собственников акций

инвестиционных фондов.

До сих пор эта стратегия осуществлялась весьма успешно. Компании,

проданные малайцам, не только обеспечили более высокую отдачу на вложенный

капитал, но также управлялись более изобретательно и, соответственно,

становились крупнее. В ходе этого процесса появилось немало

бизнесменов-малайцев, управлявших конгломератами, сопоставимыми по размерам

с компаниями, принадлежавшими немалайцам. Таким образом, удалось взять еще

один рубеж в ликвидации расовой монополии на отдельные виды экономической

деятельности.

Это довольно рискованный подход: правительству следует тщательно

подходить к отбору кандидатов из числа бизнесменов-малайцев. Репутация

кандидатов должна тщательно изучаться и оцениваться, а опыт и стаж работы в

сфере бизнеса - подтверждать серьезность их намерений. Это должны быть люди,

которые не принадлежат к типу "Али-Баба", - способные продать свои акции,

чтобы получить быструю прибыль. Такие возможности для ведения бизнеса нельзя

было предоставлять на основе фаворитизма, с целью обогащения "близких

друзей", как на это зачастую намекали. Ставка в этой игре была слишком

высока, как с точки зрения достижения целей, поставленных правительством,

так и с точки зрения доверия к нему. Большинство предпринимателей-малайцев,

которые обращались с предложениями о приобретении акций компаний,

принадлежавших инвестиционным фондам или правительству, получали отказ. Их

недовольство и критика в адрес правительства понятны, но, даже рискуя быть

обвиненным в фаворитизме, правительство будет и впредь весьма

требовательным. Возможности для развития бизнеса будут предоставляться все

большему числу малайцев, но, конечно же, далеко не всем и даже не

большинству из них.


Изменения в восприятии.


Былая неуверенность в деловых качествах малайцев ныне, практически,

сошла на нет. Их предприятия развиваются и процветают, они больше не зависят

от правительственных контрактов и проектов, которые все еще необходимы для

поддержки некоторых новых компаний. Предприниматели-малайцы настолько

уверены в себе и снискали такое доверие в деловых кругах, что уже почти не

сталкиваются с трудностями в получении крупных кредитов для финансирования

приобретения контрольных пакетов акций или большинства акций приватизируемых

компаний. Доверие к ним, их уверенность в своих силах выросли настолько, что

они рискуют теперь приобретать предприятия в других странах и управлять ими

без поддержки со стороны правительства. В сегодняшней Малайзии большим

малайским компаниям и отдельным предпринимателям-малайцам довольно часто

удается приобретать крупные компании, принадлежащие немалайцам. Зачастую эти

компании сохраняют свои прежние, немалайские названия.

Сегодняшняя ситуация значительно отличается от той, что существовала в

70-ых годах и ранее. Дисбалансы в экономическом развитии между малайцами и

немалайцами не удалось полностью ликвидировать, но они больше не являются

столь разительными, как в прошлом. Цели НЭПа: перераспределение

национального богатства и реструктуризация экономики с целью ликвидации

расовой монополии на отдельные виды экономической деятельности, - не были

полностью достигнуты, но о представителях ни одной расы сегодня нельзя

сказать, что они не представлены в какой-либо сфере экономики.

Экономическая реструктуризация, проведенная в Малайзии, как отмечалось

выше, не была уникальной. Например, коммунистические и социалистические

идеологии были сформулированы их создателями с целью исправления

существовавшего, по их мнению, дисбаланса в развитии общества: огромного

неравенства в распределении общественного богатства между богатыми

капиталистами и малооплачиваемыми рабочими, чей труд приносил высокие

прибыли, присваивавшиеся капиталистами. Несмотря на то, что в

капиталистических странах компании, в основном, являются акционерными

обществами, а их акции продаются на фондовых биржах, рабочим, как правило,

платили слишком мало для того, чтобы они могли их приобретать. В результате,

богатые становились богаче, а бедные - беднее.

Многие так называемые великие западные мыслители и идеологи, начиная с

Маркса и Энгельса, полагали, что, если бы правительство владело "средствами

производства", то и вся прибыль предприятий аккумулировалась бы

государством. Если бы правительство выражало интересы трудящихся, или

фактически управлялось бы рабочими через политические партии или профсоюзы,

то прибыль распределялась бы более справедливо в форме заработной платы,

льгот и субсидий, выплачиваемых всем рабочим и их семьям. Для того, чтобы

строить общество на началах равенства и справедливости, все люди должны были

получать поровну, то есть зарплата и социальные льготы должны были быть

одинаковыми для всех. В результате такой реструктуризации экономики

предполагалось не только устранить неравенство во владении и распределении

общественного богатства, но и добиться, чтобы все члены общества стали

одинаково богатыми.

Эти западные мыслители позабыли о свойствах человеческой натуры. Они

считали, что все были бы "счастливы", если бы каждый человек был равен всем

остальным членам общества во всех отношениях. Но они не смогли понять, что,

если бы заработная плата и социальные льготы были у всех одинаковы, то ни у

кого не было бы какого-либо стимула работать больше других или брать на себя

большую ответственность, чем его товарищи. Такое равенство совершенно убило

бы индивидуальную инициативу и привело к застою в развитии общества. Сегодня

мы знаем, что попытки коммунистов и социалистов переустроить общество

потерпели неудачу, абсолютное равенство не создало рая для рабочих, -

получилось наоборот. Люди никогда не будут равны друг другу во всех

отношениях, поэтому результатом уравнивания доходов было поголовное

обнищание, а не всеобщее богатство, равенство в бедности, а не равенство в

богатстве.

Когда люди бедны, то бедно и государство. Если народ беден, то и

правительство не располагает значительными ресурсами, ибо оно не может

собрать значительных средств, взимая налоги на доходы предприятий или

граждан. Даже если бы правительство захотело распределить между людьми

прибыль от работы государственных предприятий, которая обычно используется

для финансирования, к примеру, обороны, оно все равно оказалось бы

неспособно субсидировать все социальные льготы, предоставляемые с целью

повышения уровня жизни. В любом случае, прибыль государственных предприятий

при социализме никогда не была значительной, потому что эти предприятия

управлялись неэффективно, а внутренний рынок состоял из бедных потребителей,

обладавших низкой покупательной способностью. Чем больше приходится

правительству использовать свои ограниченные поступления на оборону и другие

административные нужды, тем меньше у него остается средств для выплаты

зарплаты и субсидирования социальных нужд. Конечный результат все тот же:

народ бедствует, ибо из-за нехватки правительственных ресурсов зарплата

остается очень низкой, а субсидии - недостаточными.

Целью реструктуризации экономики в рамках НЭПа не являлось достижение

абсолютного экономического равенства всех жителей Малайзии. Правительство не

стремилось сделать всех жителей страны, к какой бы расовой группе они не

принадлежали, одинаково богатыми или одинаково бедными. Задача ликвидации

различий в уровне дохода между различными группами населения в Малайзии

вообще не ставилась. Правительство воспринимает, как должное, тот факт, что

среди людей всегда будут люди с низкими, средними и очень высокими доходами.

Эти различия не должны быть чрезвычайно большими, но они будут всегда. НЭП

базировался на предпосылке, что это - неизбежная реальность, даже

необходимость.

Существование подобных различий не так уж плохо, они играют роль

стимулов, которые побуждают индивидуумов стремиться повысить свое

благосостояние и разбогатеть. Даже внутри одной и той же категории рабочих

должны существовать различия в оплате труда, чтобы поощрять более способных

работников или тех из них, кто работает более производительно. Люди с

исключительными способностями, чья квалификация будет намного превышать

средний уровень, будут всегда. Их всегда будет не слишком много, ибо, если

бы они составляли большинство, то тем самым стали бы правилом, а не

исключением. Такие люди, будь то предприниматели или рабочие, должны

получать более высокий доход, но их же следует облагать и более высокими

налогами, уменьшая различия в уровне доходов различных групп населения, а

также облегчая налоговое бремя на людей с более низкими доходами. Эти налоги

должны взиматься для покрытия затрат на государственное управление,

стоимости коммунальных услуг, а также финансирования субсидий, выделяемых

правительством. Если бы не было богатых, с которых можно было бы собирать

налоги, то бедные были бы недовольны низким уровнем жизни и отсутствием

социальной помощи в виде субсидий и финансирования обществом сферы

коммунального обслуживания.

Если более способные или исключительно способные люди получают высокие

доходы, то это недорого обходится обществу, ибо их число всегда невелико.

Кроме того, получаемые ими высокие доходы создают стимулы и для них, и для

других людей работать больше и лучше. Большинство людей всегда будет

зарабатывать меньше, чем эти люди, но конкуренция между работниками,

принадлежащими к одной группе, поощряемая подобными стимулами, увеличивает

эффективность и производительность труда. Это повышает доходы и прибыль

компаний, что, в конечном итоге, приносит выгоду всем рабочим, и,

разумеется, предприятию в целом. Так или иначе, доходы и прибыль будут

использованы на создание рабочих мест и новых предприятий, что, опять-таки,

принесет пользу обществу в целом. В любом обществе также должны быть очень и

очень богатые люди. Если их богатство нажито законным путем, то завидовать

им не следует. Напротив, общество должно использовать их богатство, чтобы

помочь остальным людям, как прямо, путем прогрессивного налогообложения

доходов богатых людей, так и косвенно, поощряя их реинвестировать и тратить

свои доходы. Подобные инвестиции повышают благосостояние других членов

общества путем создания рабочих мест и увеличения доходов от реализации

различных товаров и услуг. Следует помнить, что расходы одного человека

всегда являются доходами другого. В конечном итоге, богатство всегда

тратится, в той или иной форме, и создает еще большее богатство, приводя в

действие благотворный цикл экономического роста и повышения благосостояния

людей. Созданные блага были бы потеряны для государства только в том случае,

если бы они накапливались или тратились за пределами страны.


Заключение.


Следует еще раз повторить, что в ходе реализации НЭПа мы не стремились

к тому, чтобы все малайцы стали зарабатывать одинаково, либо стали

собственниками равной доли национального богатства страны. Это сделало бы

всех малайцев одинаково бедными, а не одинаково богатыми. Поэтому

государство распределяло контракты или акции неравномерно. Во-первых, их все

равно не хватило бы, чтобы значительно улучшить положение миллионов

малайцев, которые считали бы себя вправе получать акции или контракты

исключительно на том основании, что они - малайцы. Во-вторых, малайцы,

принадлежавшие к различным слоям общества, обладали разными возможностями

для приобретения акций, и уравнять эти возможности можно было бы, только

раздавая акции бесплатно. Такое распределение национального богатства

способствовало бы воспитанию иждивенческой ментальности, что сделало бы

малайцев слабее. Уже давно было подмечено, что рабочие в коммунистических и

социалистических странах работали не слишком хорошо, а целью НЭПа отнюдь не

являлось превращение малайцев в лодырей. В-третьих, НЭП не сводился к

простому распределению национального богатства страны среди малайцев. Эта

политика должна была привести к тому, чтобы распределение богатства среди

малайцев было примерно таким же, как и среди немалайцев. Одно лишь богатство

без умения распорядиться им - недолговечно. Целью НЭПа было добиться

активного и реального участия малайцев в сфере бизнеса, с тем, чтобы они

научились приобретать богатство и сохранять его. Ясно, что предоставить

каждому из десяти миллионов малайцев контрольный пакет акций какого-либо

предприятия было невозможно. В итоге, роль некоторых малайцев в управлении

коммерческими предприятиями была бы решающей, других - менее важной, а

большинства - весьма незначительной. А потому и получаемые ими доходы должны

были отражать ту роль, которую они играли, так что либо размеры получаемого

ими вознаграждения должны были отличаться, либо оно было бы несоразмерным их

реальной роли.

Целью НЭПа было создание внутри малайской общины примерно такого же

разделения труда и распределения доходов, что и среди немалайцев, в

особенности, - среди китайцев. Среди малайцев должна была существовать такая

же доля людей с низкими, средними и высокими доходами, что и среди

немалайцев. Следовало добиться равенства не между индивидуумами, а между

расовыми общинами, добиться ликвидации расовой монополии на отдельные виды

экономической деятельности. Нельзя было допустить, чтобы малайцы и впредь

были только крестьянами, а немалайцы - горожанами, занимающимися разного

рода доходными коммерческими операциями. Малайцы, китайцы, индусы, ибаны

(Ibans), кадазаны (Kadazans), бажаусы (Bajaus), муруты (Muruts) и

представители других народностей должны были быть примерно одинаково

представлены среди жителей сел и городов, а работа, которую они выполняли,

не должна была зависеть от их расовой принадлежности.

Хотя в ходе НЭПа мы не стремились добиться абсолютного равенства среди

малайцев, следовало не допускать и возникновения слишком большого

неравенства в плане распределения национального богатства условий ведения

бизнеса. Тем не менее, способности людей различны, и это следовало принимать

во внимание. Некоторые малайцы получили возможность разбогатеть на раннем

этапе НЭПа. Эти люди были избраны, потому что, так или иначе, смогли убедить

правительство, что обладали для этого способностями, в силу своего опыта,

наличия капитала, профессиональной квалификации. В обществе сложилось

мнение, что некоторые из них были отобраны в силу наличия у них "связей".

Тем не менее, по мере претворения НЭПа в жизнь, число малайцев, которым эта

политика принесла пользу, выросло настолько, что сама идея о том, что на

отбор всех этих людей повлияло наличие "связей", стала абсурдной.

Правительство делало упор на образование и профессиональную подготовку

малайцев с целью усиления их социальной мобильности, и это принесло пользу

миллионам людей.

Тенденция заострять внимание общественности на одних только крупных

процветающих малайских компаниях и предпринимателях все еще существует,

создавая впечатление, что пользу из НЭПа извлекла только небольшая,

избранная группа малайцев. Несмотря на то, что их число довольно велико,

подразумевается, что им оказали содействие в силу наличия у них "связей".

Критику со стороны иностранных обозревателей, фактически, поддерживают и

некоторые малайцы. Это, как правило, высокообразованные люди, занимающие

высокооплачиваемые должности, которые не дают себе труда задуматься над

своим собственным положением. Фактически, они были людьми, которым НЭП и

политика благоприятствования малайцам, проводившаяся до НЭПа, принесли

наибольшую пользу. Это для них выделялись стипендии, предоставлялись

возможности для получения образования и трудоустройства. Они получили все

это, главным образом, потому что были малайцами, - это дало им право на

поддержку со стороны правительства. Конечно, эти люди не получили тех

возможностей для ведения бизнеса, которые получили некоторые малайцы в ходе

НЭПа, но они извлекли пользу из НЭПа, получив образование и работу. Если бы

стипендии и должности распределялись на конкурсной основе среди всех

жителей, включая немалайцев, маловероятно, чтобы эти люди добились таких же

успехов в получении образования и работы. Правда, до того, как стала

проводиться политика благоприятствования малайцам, правительство

проводило активную дискриминационную политику по отношению к ним. Так что в

ходе НЭПа удалось, по крайней мере,

преодолеть дискриминацию по отношению к малайцам.

Правда состоит в том, что в ходе НЭПа все малайцы получили определенные

возможности для преуспевания в соответствии со своими способностями и

квалификацией. В тех сельских районах, где малайцы прежде практически не

имели доступа к среднему образованию, для них были построены средние школы.

Им также выделялись стипендии для обучения в городских школах, или в таких

специальных учебных заведениях как колледжи МАРА (Mara junior Science

Colleges). Тем из них, кто учился достаточно хорошо, предоставлялись

стипендии для обучения в университетах и вузах в Малайзии и за рубежом.

После завершения образования практически всем без исключения предоставлялась

работа.

В ходе НЭПа повсеместно выделялись займы и помещения, создавались

условия для ведения бизнеса, предоставлялись всякого рода льготы, которые

ранее было практически невозможно получить. Всем малайцам через

инвестиционные фонды, находившиеся под контролем НАК, выделялись акции

компаний, подвергавшихся реструктуризации. Тем малайцам, кто располагал

средствами, предоставлялись возможности для инвестирования в крупные деловые

предприятия или создания собственных компаний. Нет ни одного малайца,

который мог бы, положа руку на сердце, сказать, что НЭП не принес ему

абсолютно никаких выгод.

Что касается ликвидации бедности, то эта задача была, в основном,

решена. В Малайзии не бедствует ни один человек, желающий работать. Даже

нетрудоспособным были предоставлены возможности работать и зарабатывать себе

на жизнь. Тем, кто был неспособен позаботиться о себе, оказывалась помощь

через различные программы ликвидации бедности, включая предоставление

средств для строительства или ремонта домов. Причин для существования

абсолютной бедности, в городских или сельских районах, среди малайцев или

немалайцев, - нет. Наличие относительной бедности в стране неизбежно, но в

Малайзии никто не голодает. В Малайзии работает два миллиона иностранцев,

что свидетельствует о масштабах созданных в стране возможностей трудиться и

зарабатывать себе на жизнь.

В период НЭПа, с 1971 по 1990 год, экономика Малайзии росла рекордными

темпами. Вообще говоря, реструктуризация экономики имеет тенденцию

неблагоприятно влиять на ее развитие, тормозит экономический рост. В

некоторых коммунистических и социалистических странах реструктуризация

экономики сопровождалась регрессом в ее развитии. А в Малайзии в годы НЭПа

темпы экономического роста постоянно были достаточно высокими, за

исключением короткого промежутка времени в середине 80-ых годов. Средние

темпы экономического роста на протяжении 20 лет НЭПа составили почти 7%. Это

- замечательное достижение для развивающейся страны, если учесть, что прежде

в ее экономике существовали серьезные дисбалансы, а населявшими ее народы

враждовали между собой.

С какой бы меркой мы не подходили, НЭП был замечательным успехом.

Малайзия сегодня является гармонично развивающейся многонациональной

страной, добившейся такого экономического процветания, которому могут

позавидовать развивающиеся и даже развитые страны. В политическом плане

Малайзия является стабильным государством, несмотря на то, что в условиях

демократии существуют значительные возможности для дестабилизации ситуации

внутри страны и извне. Судя по результатам пяти всеобщих выборов,

проводившихся в период НЭПа, большинство людей, принадлежавших ко всем

расовым общинам страны, всегда поддерживало правительство Национального

фронта, которое воплощало эту политику в жизнь.

Реструктуризация экономики не закончена. После завершения НЭПа в

декабре 1990 года правительство приступило к осуществлению 10-летней

Национальной политики развития (НПР), которая делает ударение на качестве, а

не на количество в перераспределении национального богатства. По состоянию

на 1997 год результаты НПР обнадеживают, и мы надеемся, что к концу периода

НПР, на рубеже тысячелетий, экономические различия между расами будут, в

основном, ликвидированы.



5442820936259005.html
5442885634834303.html
5443083457210667.html
5443139268649157.html
5443319681590810.html