Нивальный литогенез и ледовый комплекс на территории якутии 25. 00. 08 инженерная геология, мерзлотоведение и грунтоведение




На правах рукописи





Куницкий Виктор Владимирович


НИВАЛЬНЫЙ ЛИТОГЕНЕЗ И ЛЕДОВЫЙ КОМПЛЕКС

НА ТЕРРИТОРИИ ЯКУТИИ


25.00.08 – инженерная геология, мерзлотоведение и грунтоведение


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора географических наук


Якутск–2007




ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность

Изучение нивального литогенеза как части криогенеза является одной из основных проблем геокриологии. Нивальные цирки, ниши и лестницы (St-Onge, 1969; Washburn, 1979), криопланационные террасы (Demek, 1968, 1969), криопедименты (Czudek, Demek, 1970) и нивально-эоловые отложения (Rochette, Cailleux, 1971; French, 1996) широко распространены в криосфере Земли.

Производные нивально-эоловых отложений, представленные толщами экстранивитов (Куницкий, 1989, 2006), принимают участие в формировании криогенного рельефа и мерзлотных почв, служат грунтовыми основаниями действующих и возводимых инженерных сооружений. Информация о таких толщах позволяет понять закономерности распределения неодинаковых по своему составу, строению и содержанию ископаемого льда осадочных пород в границах промерзшей суши, занимающей только в России 60% площади (Ершов, 2002; Куницкий, 2004). Все это, а также слабая изученность продуктов и процессов нивального породообразования, часто проявляющегося независимо от литогенеза ледового типа (Страхов, 1962), обусловливает актуальность затронутой проблемы.

^ Теоретический аспект данной проблемы определяется протекающим в криосфере взаимодействием эмбриональных (Григорьев, 1932) или пассивных (Большиянов, 2006) форм оледенения, имеющих характер снежников, с другими элементами ландшафтной оболочки Земли. В настоящей работе рассматривается значение холодных навеянных снежников для образования льдистых толщ четвертичных отложений. Выявляется генетическая связь между накоплением таких толщ, содержащих сегрегационный и повторно-жильный лед, и развитием гляциальной части нивальных мерзлотных ландшафтов, представленной снегом, фирном, льдом и талыми водами холодных навеянных снежников.

^ Объект исследования – породы ледового комплекса (ЛК) Якутии. По определению П.А. Соловьева (1959, 1989а, б), этот комплекс понимается как весьма льдистый горизонт четвертичных отложений, насыщенный жилами льда и неоднородный в отношении состава, строения, генезиса и возраста слагающих слоев.

^ Предмет исследования состоит в изучении структуры и распространения отложений ЛК с установлением их абсолютного возраста.

Цель работы – оценка роли продуктов и процессов нивального литогенеза в строении и формировании пород ЛК.

Поставленная цель потребовала решить следующие задачи:

  1. Рассмотреть новейшую историю изучения пород ЛК с позиций нивальной гипотезы их происхождения.

  2. Определить место отложений ЛК в современной классификации генетических типов континентальных осадочных образований.

  3. Исследовать структуру нивального мерзлотного ландшафта, в котором образуются льдистые осадки, подобные отложениям ЛК.

  4. Провести геоморфологический анализ территории с близким к дневной поверхности залеганием пород ЛК.

  5. Представить разрезы пород ЛК арктической, субарктической и таежной зон Якутии.

  6. Осуществить мерзлотно-фациальный анализ исследуемых отложений, обеспечить их данными абсолютной геохронологии.


Методика

Работа базируется на исследовании структуры и распространения пород ЛК широким набором современных методов геокриологии, грунтоведения, геологии и геоморфологии. В работе используются данные гранулометрического, минералогического и гидрохимического анализов таких пород. Их толщи и разрезы образований, подстилающих и перекрывающих породы ЛК, расчленяются при помощи мерзлотно-фациального анализа. Выделяются геокриологические фации (Катасонов, 1954), а также их пачки, или сервии (букеты), по Д.В. Наливкину (1956), в строении которых отражаются условия накопления и промерзания рассматриваемых пород. Применение данной методики в сочетании с методами абсолютной геохронологии четвертичных отложений (IR-OSL метод, конвенциональный вариант и AMS вариант 14C – метода) позволяет судить о генезисе пород ЛК.

^ Научная новизна работы заключается в следующем:

  1. впервые выдвинута и обоснована гипотеза нивального генезиса пород ледового комплекса, установлена их связь с образованием криопланационных террас.

  2. разработана новая схема формирования насыщенных сегрегационным и повторно-жильным льдом континентальных отложений, составленная с учетом взаимодействия сезоннопротаивающего слоя нивального мерзлотного ландшафта с фирном, снегом, льдом и талыми водами навеянных холодных снежников.

  3. в разрезах едомы и нивального мерзлотного ландшафта выделен новый генетический тип континентальных четвертичных отложений – экстранивиты.

  4. проведен фациальный анализ разрезов экстранивитов с подразделением их на геокриологические фации.

  5. впервые получены данные о породах субнивального элювия, сформировавшегося на скальном и дисперсном грунте.

  6. рассмотрены быларные фации с повторно-жильным льдом и показано, что их наличие в отдельных разрезах едомы позволяет проводить верхнюю границу пород ледового комплекса среди отложений голоцена.

  7. впервые выделены области фрагментарного распространения пород ледового комплекса, связанных с образованием криопедиментов и криопланационных террас.


^ Защищаемые положени��

  1. Продукты нивального литогенеза (экстранивиты) и субнивальный элювий доминируют среди пород ледового комплекса. Нивальная гипотеза их генезиса позволяет объяснить неравномерное распределение насыщенных повторно-жильным льдом толщ пылеватого грунта в рельефе междуречий Якутии.

  2. Экстранивиты – особый тип льдистых отложений. Они занимают самостоятельное место в коллювиальном ряду выделенных ранее Е.В.Шанцером (1966) генетических типов континентальных осадочных образований. Ведущий фактор накопления экстранивитов – процессы плоскостного стока талых вод от нижнего края одного или нескольких холодных навеянных снежников.

  3. Ископаемый лед в объеме экстранивитов был образован большей частью из талых вод холодных навеянных снежников в результате захоронения и замерзания массы таких вод в морозобойных трещинах деятельного слоя нивальных мерзлотных ландшафтов.

  4. Развитие термокарстовых форм на разновысотных уровнях рельефа – следствие сохранившихся толщ экстранивитов и горизонта субнивального элювия в покрове неактивных криопланационных террас Якутии.

  5. Вещественный состав экстранивитов определяют измененные криогенезом массы хионоконита (обломочные и органогенные компоненты нивально-эоловых осадков) и нивального мелкозема. Они преобладают в обломочных фациях отложений ледового комплекса и накопились на протяжении последних 60-50 тыс. лет.



Достоверность

В работе используются современные методы исследования строения льдистых толщ (мерзлотно-фациальный анализ) и состава осадочных образований (гранулометрический и минералогический анализ обломочного материала, гидрохимический анализ ископаемого льда). Сопряженное применение этих методов изучения льдистых пород и отложений в сочетании с методами их абсолютной хронологии: термолюминесцентный (IR-OSL) анализ, конвенциональный вариант и AMS-вариант радиоуглеродного анализа, определяет степень достоверности сделанных в диссертации выводов.

^ Практическое значение

Результаты этой работы нашли применение в практике геологических изысканий и разведки полезных ископаемых, а также при проектировании и строительстве различных инженерных объектов в Якутии. Их перечень включает в себя газопровод Мастах – Таас-Тумус, лупинг газопровода Таас-Тумус – Якутск, взлетно-посадочные полосы пос. Чурапча и г. Олекминска. К тому же перечню принадлежат защитные береговые сооружения г. Олекминска и пос. Зырянка, подземный водовод в г. Покровске, система водохранилищ в бассейне р. Татта и объекты строящейся железной дороги Томмот – Якутск.

^ Личный вклад автора

Работа выполнена в Институте мерзлотоведения им. П.И. Мельникова СО РАН. С 1964 г. по настоящее время автор диссертации – сотрудник этого института. Фактический материал работы собран в ходе проведенных силами полевых отрядов с участием автора многолетних исследований, связанных с изучением строения льдистых толщ в различных районах Якутии: среднее течение р. Анабара, среднее и нижнее течение р. Лены, районы бассейнов рек Омолоя, Яны, Индигирки, Колымы и территория Новосибирских островов. По инициативе автора в 1981–1983 гг. были проведены комплексные исследования нивальных мерзлотных ландшафтов на отдельных участках кряжа Чекановского и Приморского кряжа. Позже они были продолжены в кряже Кунга и на севере Яно-Индигирского междуречья, а также на территории островов Новосибирского архипелага и по склонам кряжа Прончищева.

^ Апробация работы

Основные положения работы докладывались на VI международной конференции по мерзлотоведению (Китай, Пекин, 1993), I и III конференции геокриологов России (Москва, 1996, 2005), Первой международной конференции Академии Северного Форума (Якутск, 1996), Всероссийском совещании «Главнейшие итоги в изучении четвертичного периода и основные направления исследований в XXI веке» (Санкт-Петербург, 1998), международных конференциях по проблемам криосферы Земли (Пущино, 1999, 2001, 2003, 2005), Научно-практической конференции «Проектирование и строительство транспортных объектов в условиях республики Саха (Якутия)» (Якутск, 2003), Второй европейской конференции по мерзлотоведению (Германия, Потсдам, 2005) и на симпозиумах по проекту российско-германского научного сотрудничества «Система моря Лаптевых» (Санкт-Петербург, 1996, 2000, 2006).

^ Фактический материал диссертации в основном собран при реализации научных программ, плановых тем и конкурсных проектов Института мерзлотоведения СО РАН: «Исследование процессов современного и плейстоценового криолитогенеза» (1990–1996 гг.), «Пространственно-временные закономерности распространения, развития мерзлых горных пород, льдов, криогенных процессов и явлений» (1999–2003 гг.), проект 24.4.1 «Процессы формирования и разрушения криолитогенных толщ» (2003–2006 гг.). Кроме того, некоторые результаты были получены при осуществлении проектов: № 96-05-65927 РФФИ (1996–1998 гг.); № 2329 ИНТАС (2002–2004 гг.); № 03-05-96093р2003арктика РФФИ (2003–2005 гг.) и № 06-05-64384-а РФФИ (2006–2008 гг.).

Публикации. По профилю диссертации опубликовано 67 работ. В их числе – статьи в российских («Криосфера Земли», «Наука и образование») и зарубежных («Quaternary Research», «International Journal Earth Sciences», «Polarforschung») журналах, а также в ряде сборников. Исполнитель работы является автором одной и соавтором семи монографий.

^ Объем и структура работы

Работа излагается на 207 страницах, состоит из введения, 5 глав и заключения, содержит 20 таблиц, 73 рисунка и список использованной литературы из 383 наименований.

Благодарности

Автор благодарен сотрудникам лаборатории криолитологии института, с кем начинал свою научную работу, и особенно Е.М. Катасонову, под руководством которого проводил научные исследования в 1964–1988 гг., а также сотрудникам лаборатории региональной геокриологии и криолитологии, с кем ныне работает. Автор благодарит М. Фукуду (Хоккайдский университет, Япония) и других участников российско-японских экспедиций 1991–1995 гг., выражает благодарность коллегам по российско-германским (1998–2005 гг.) экспедициям: Х.-В. Хуббертену, К. Зигерт, Л. Ширрмайстеру, Г. Гроссе, Х. Мейеру (АВИ, Потсдам, Германия), Д.Ю. Большиянову (ААНИИ, Санкт-Петербург), Т.В. Кузнецовой и А.Ю. Деревягину (МГУ, Москва). Особенно признателен автор своему спутнику по многим полевым маршрутам М.Н. Григорьеву. При написании диссертации большую помощь автору оказали директор института, д.т.н. Р.В. Чжан и его заместитель по научной работе, д.г.-м.н. профессор В.В. Шепелёв, которым автор глубоко благодарен. Рукопись работы читали д.г.н. П.П. Гаврильев, д.г.-м.н. В.Б. Спектор и другие сотрудники Института мерзлотоведения. Автор благодарен им за критические замечания и ценные советы.


^ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава 1. Новейшая история изучения пород ледового комплекса

Новейшая история изучения пород ЛК в Якутии подразделяется на три этапа.

Этап 1949–1959 гг. примечателен тем, что в эти годы учеными было уделено много внимания проблеме выяснения генезиса широких (1,5–6 м) и протяженных по вертикали (6–30 м) тел ископаемого льда. Их изучение позволило А.И. Попову (1952, 1953) сделать три вывода: 1) ископаемые тела клиновидно-решетчатого льда – трещинные образования; 2) ископаемые тела клиновидно-решетчатого льда росли одновременно с накоплением слоев вмещающих отложений; 3) слои льдистых отложений с телами клиновидно-решетчатого (полигонально-жильного) льда являются аллювием. Так возникла аллювиальная гипотеза генезиса льдистых толщ, которые позже стали называть породами (или отложениями) ЛК.

В тот же время, на основе изучения структуры широких и протяженных по вертикали клиновидных тел ископаемого льда П.А. Шумский (1952) отнес их к повторным жилам, а их лед назвал повторно-жильным льдом.

В эти годы устанавливается наличие жил льда в мамонтовом горизонте (Гусев, 1956) и в полярном покровном комплексе (Попов, 1958), а также в объеме пород ЛК (Соловьев, 1959). Повторные жилы льда (ПЖЛ) выделяются на разных гипсометрических уровнях в Якутии (Шумский, 1952, 1955; Катасонов, 1954; Втюрин и др., 1957).

П.А. Шумский (1952, 1955) придерживался аллювиальной гипотезы генезиса ПЖЛ, принимаемой и другими авторами (Катасонов, 1954; Втюрин, 1955, Втюрин и др., 1957; Григорьев, 1958; Кузнецова, 1958; Романовский, 1959). Вместе с тем П.А. Шумский (1952), а позже Е.М. Катасонов и Н.Ф. Григорьев выявили ПЖЛ в склоновых отложениях. Возникла проблема подразделения пород ЛК на аллювиальные толщи и толщи склоновых отложений. Однако решение этой проблемы тормозилось слабой изученностью склоновых образований.

Этап 1960–1990 гг. ознаменовался расширением методики изучения пород ЛК. В это время развиваются мерзлотно-геологические методы их исследования (Достовалов, 1960; Катасонов, 1961, 1972а, б, 1985; Романовский, 1961, 1977; Соловьев, 1961, 1989а, б; Гравис, 1969; Данилова, 1970; Куницкий, 1972, 1978а, б, 1981, 1989; Втюрин, 1975; Анисимова, 1981; Катасонова, Зигерт, 1981; Конищев, 1981; Романов, Куницкий, 1985; Каплина, 1987; Шур, 1988; Конченко, 1990). Активнее применяются методы биостратиграфического расчленения льдистых отложений. Внедряется метод изучения пород ЛК в шлифах (Рогов, 1972, 1981; Зигерт, 1978, 1981, 1987; Зигерт, Слагода, 1990). Предлагается методика магнитной съемки ПЖЛ (Ахмедзянов и др., 1973). Обосновывается метод совмещения гранулометрического и минералогического анализов пылеватой и тонкой песчаной фракции таких пород (Конищев, 1981). Возобновляется применение изотопного метода исследования тел ископаемого льда (Болиховская и др., 1978; Архангелов и др., 1982; Коняхин, 1988; Васильчук, 1988, 1990). Широкое применение находит радиоуглеродный метод датирования льдистых отложений (Гейнц, Гарутт, 1964; Костюкевич, Дегтярева, Белова, 1974; Костюкевич, Дегтярева, 1975; Костюкевич и др., 1977; Болиховская и др., 1978; Костюкевич, Иванов, Нестеренко, 1978, 1980; Каплина, Ложкин, 1982; Костюкевич, Днепровская, Иванов, 1984, 1985; Катасонов, 1985; Костюкевич, Днепровская, 1987, 1988, 1990; Васильчук, 1988, 1990). Получает признание аллювиальная гипотеза образования пород ЛК (Попов, 1960, 1967, 1975, 1983; Лаврушин, 1962, 1963; Романовский, 1962, 1976, 1977; Анисимова, 1963, 1981; Катасонова, 1963; Кузнецова, 1965, 1967; Григорьев, 1966; Данилова, 1968, 1970; Втюрин и др., 1984; Иванов, 1984; Каплина, 1987). В то же время, отдельные авторы придерживаются выдвинутой Г.И. Горецким (1958) концепции половодно-ледникового генезиса подобных пород (Катасонов, 1963; Катасонов, Иванов, 1973; Куницкий, 1978, 1981). Другими учеными выдвигается солифлюкционная гипотеза (Гравис, 1969) и криогенно-эоловая гипотеза (Томирдиаро, 1970), предлагается также аллювиально-пролювиальная гипотеза (Строение…, 1979) и гипотеза гетерогенного происхождения пород ЛК (Конищев, 1981; Васильчук и др., 1987; Зигерт, Слагода, 1990; Конченко, 1990).

В 1983–1989 гг. появляется гипотеза нивального генезиса отложений ЛК (Куницкий, 1989). Термин «экстранивиты» (синоним словосочетания «приснежниковые отложения») вводится для обозначения четвертичных толщ особого типа. Делается вывод о преобладании экстранивитов в строении пород ЛК устьевой области р. Лены (Куницкий, 1989).

Таким образом, возникает проблема принятия приемлемой гипотезы происхождения льдистых пород. Однако выбор двух или большего числа альтернативных гипотез порождает проблему выделения области применения каждой из них.

^ Третий этап новейшей истории изучения пород ЛК начался в 1991 г. На этом этапе совершенствуется методика исследования льдистых отложений (Васильчук, 1991; Губин, 1994; Конищев, 1997; Кузьмина, 2001; Куницкий, 1996а; Романовский, 1993; Слагода, 1993; Galabala, 1997; Sher et al., 2005). Увеличивается количество изученных полных разрезов пород ЛК (Королев, 1993; Величко, Архангелов и др., 1996; Куницкий, 1996а, б, 2005; Спектор, 2003; Каневский, 2004). Уточняется положение таких пород в рельефе (Григорьев, 1993; Королев, 1993; Kunitsky, 1993; Куницкий, 1998, 2003; Спектор, Спектор, 2002; Спектор, 2003). В этот период выделяются области фрагментарного распространения пород ЛК (Куницкий, Пудов, 1997; Куницкий, 2003, 2005), предпринимаются попытки обосновать озерно-ледниковую концепцию генезиса таких пород (Гросвальд, Спектор, 1993; Балобаев, 2005), проводятся российско-японские (1991–1995 гг.) и российско-германские (1998–2005 гг.) экспедиции, участники которых детально изучают разрезы пород ЛК в Якутии.

На данном этапе получает свое развитие гипотеза нивального генезиса отложений ЛК. Эта гипотеза опирается на материалы исследования состава и строения таких отложений (Куницкий, 1996а, б, 1998, 2003, 2004, 2005; Kunitsky, 1993), а также на результаты изучения литогенеза, протекающего в нивальных мерзлотных ландшафтах (Куницкий, 2006; Kunitsky, 1993; Kunitsky, Schirrmeister, Grosse et al., 2000; Kunitsky, Schirrmeister, Grosse, 2001 и др.).


^ Глава 2. Нивальный мерзлотный ландшафт и образование экстранивитов

В данной главе исследуется структура нивальных мерзлотных ландшафтов. В связи с этим сообщается о климате и криолитозоне Якутии, раскрывается смысл понятия о нивации и навеянном холодном снежнике, рассматривается строение таких снежников, обсуждаются принципы их классификации. Характеризуются особенности рельефа, растительности и гидрологии нивальных мерзлотных ландшафтов. Приводится схема формирования экстранивитов и субнивального элювия (рис. 1).





Рис. 1. Схема формирования экстранивитов и субнивального элювия: 1 – подстилающие породы; 2 – субнивальный элювий; 3 – обломочная фация проксимальной сервии экстранивитов; 4 – обломочная фация дистальной сервии экстранивитов; 5 – трещинная фация проксимальной сервии экстранивитов; 6 – трещинная фация дистальной сервии экстранивитов; 7 – материал снежника; 8 – нижняя граница сезоннопротаивающего слоя.

Эта схема позволяет понять механизм накопления пород ЛК на склонах междуречий вне меандровых поясов. Дно фирновой ниши – арена формирования органо-минеральной смеси из нивального мелкозема и хионоконита, а также активного выветривания этой смеси при избытке влаги и частых переходах температуры через 0 °C. Режим среды выветривания здесь контролируется средним минимумом температуры, при которой микротрещины зерен минералов, находящихся в зоне морозного забоя и на дне фирновой ниши, расклиниваются льдом в течение всего периода существования холодного навеянного снежника.

Приведенная схема дает возможность объяснить достаточно большие величины коэффициента криогенной контрастности (ККК), которые свидетельствуют о накоплении пород ЛК при весьма низкой температуре грунта (–26…–27 °C) на севере Якутии в Q3 (Конищев, 1997, 1998, 1999).

По данным ОГМС Тикси, в 1987–2000 гг. средний месячный минимум температуры воздуха на территории Булунского улуса, характеризующейся нашей схемой (см. рис. 1), изменялся от – 23,4 (1994 год) до – 26,9 °C (1996 год).

Расчетные величины среднего месячного минимума температуры воздуха в фирновой нише (–23,4… –26,9 °С) близки к температуре (–26…–27 °C) как результату реконструкции термических условий формирования в Q3 отложений ЛК по величине их ККК на севере Якутии (Конищев, 1997, 1999). С учетом этого и другой информации об экстранивитах можно считать, что их образование в Q4 и Q3 происходило в зоне морозного забоя и на дне фирновой ниши, а также в условиях смежного с ней нивального луга.

Следовательно, нивальные мерзлотные ландшафты имеют сложную структуру. Их главными элементами являются холодный навеянный снежник с зоной морозного забоя и фирновой нишей, а также нивальный луг. Строение холодного навеянного снежника определяется наличием в нем почти горизонтальных слоев снега, фирна и льда. Слой хрустального льда без видимых пузырьков воздуха располагается в основании такого снежника. Выше по разрезу находится толща фирна. Отдельные прослои и линзы этой толщи содержат хионоконит – органо-минеральный материал, состоящий из растительного детрита и частиц минеральной пыли, песка, реже зерен дресвы и гравия. Удельное содержание хионоконита в тающем фирне холодных навеянных снежников (0,6–12,6 г/л) намного больше мутности вод (0,04 г/л) транзитных рек территории Якутии.

При сезонном таянии холодного навеянного снежника появляется смесь нивального мелкозема и хионоконита. Эта смесь на дне фирновой ниши и на поверхности снежника испытывает криогидратационное, по В.Н. Конищеву (1973), выветривание. Тепловой режим такого выветривания контролируется средним месячным минимумом температуры воздуха, причем этот минимум в субарктической части Якутии составляет –23,4… –26,9 °С.

Гидрологическая обстановка в нивальных мерзлотных ландшафтах характеризуется преобладанием плоскостного стока талых вод от нижнего края холодных навеянных снежников и неравномерным увлажнением отдельных биотопов нивального луга. Грунт нивального луга отличается развитием гидроморфных почв. Сезоннопротаивающий слой имеет малую мощность (< 1 м), которая сильно сокращается около холодного навеянного снежника, а на дне фирновой ниши в зоне морозного забоя приближается к нулю.

Нивальные мерзлотные ландшафты – арена специфических процессов криогенеза. В результате них подстилающие холодный навеянный снежник горные породы преобразуются в субнивальный элювий, перекрывающийся экстранивитами.

Проксимальная и дистальная пачки экстранивитов подразделяются на обломочную и трещинную фацию. Трещинная фация той и другой пачки представлена повторно-жильным льдом. Обломочная фация проксимальной пачки этих отложений на скальном грунте состоит из щебня часто с базальной криогенной текстурой. Преобладание дисперсного материала в обломочной фации проксимальной сервии экстранивитов определяется ее формированием на дисперсном грунте. Обломочная фация дистальной пачки экстранивитов на скальном и дисперсном грунтах содержит погребенные in situ нитевидные корни растений и отличается преобладанием тонких линзовидных и сетчатых криогенных текстур с поясками льда.

Экстранивиты содержат эоловый материал. Часть его в виде хионоконита находится среди нивально-эоловых отложений, слагающих холодный навеянный снежник. Таяние такого снежника приводит к появлению смеси хионоконита с нивальным мелкоземом. Сток талых вод обеспечивает перемещение этой смеси с образованием из нее экстранивитов, которые отлагаются и промерзают на дне фирновой ниши и на смежной с ней полигональной поверхности нивального луга, неравномерно заливаемой талыми водами.

Экстранивиты – особый тип льдистых отложений. Они занимают самостоятельное место в коллювиальном ряду выделенных ранее Е.В.Шанцером (1966) генетических типов континентальных осадочных образований. Ведущий фактор накопления экстранивитов – процессы плоскостного стока талых вод от нижнего края одного или нескольких холодных навеянных снежников (курсив автора – В.К.). Это является одним из первых положений защиты данной диссертации.


5456512710389962.html
5456591606796312.html
5456649159178273.html
5456779536630393.html
5456888620681832.html